?

Log in

No account? Create an account
Как-то я спиздил из магазина книжку с названием "Наркотики. Единственный выход". Принёс домой и поставил возле монитора. Квадратная. Удобная подставка под кофейную чашку. Читать стал через пару недель. Вроде бы ничего такого, чего я не знал о наркотиках, автор не написал, но книга меня серьёзно увлекла.

Есть литература, соприкасаясь с которой, отмечаешь для себя, что с ней что-то не так. Вроде бы ничего в ней нет выдающегося (по крайней мере, с филологической точки зрения), а всё равно цепляет и заставляет возвращаться к тексту снова. У меня, к примеру, это Гюнтер Грасс, Эдгар По и Кафка. Что заставляет меня читать такую "сырую" прозу?

Личность автора, ясен пень. Вот взять хоть нашего Платонова. По виду слюнтяй, писал всякий бред с претензией, быстренько получил по лбу за антисоветчину, чтобы больше не выёбывался и тихо сгнил с своей квартире, клянча деньги у жены.

Я помню, как когда то в школе нас заставляли читать "Котлован". Это был кошмар! Отвратительная косноязычная шняга. А Грасс что? Да всё то же. Только Грасса я ещё почитаю, а Платонова нет. Почему? Потому что Грасс интереснее как личность. Откуда ты знаешь, с ними лично что ли знаком? Нет, не знаком, но каждый из нас - дитя своих дел. Платонов - рахит )


Станислав Игнаций Виткевич (Stanisław Ignacy Witkiewicz, 1885 - 1939), автор квадратной подставки, был личностью исключительной. 

witkacyУпомянутое эссе о наркотиках было написано в 1932 году, когда Тимоти Лири был ещё двенадцатилетним губошлёпом. Пока банда большевиков мутила Октябрьскую революцию, Виткаций рисовал сюрреалистические картины и баловался с морфием в Питере. В Первую мировую воевал за нашу страну, поскольку являлся подданным Российской Империи. Об этом жутко не любят вспоминать поляки. Напомнишь - зашуршат и зашипят :)

В творчестве и взглядах поляка очевидно прослеживается неприязнь ко всякого рода давлению и рамкам, искусственно созданным извне. Виткаций не ходил в школу, воспитывался в окружении родителей-интеллектуалов и прекрасных пейзажей горного Закопане. В дальнейшем он продолжал старательно игнорировать "социальные институты". На мой взгляд, именно это и сформировало почву для развития его творческой самобытности. 

Подобные Виткацию оригиналы по понятным причинам редко бывают счастливы. В феврале 1914 покончила жизнь самоубийством Ядвига Янчевска - невеста Виткевича. Считается, что на такой шаг она пошла после ссоры с Виткацием, но это не факт. Возможно, он испытывал чувство вины за происшедшее в последующие годы. В сентябре 1939 года самобытный творец по своему желанию ушел из жизни, перерезав себе вены и, чтобы совсем уже всё было наверняка, принял веронал. Примерно десятилетием раньше этот препарат использовал для тех же целей Акутагава Рюноскэ.

Обстоятельства смерти Виткация до сих пор покрыты завесой тайны. О ней вы узнаете, посмотрев фильм Яцека Копровича "Мистификация". Фильм новый, НЕ НУДНЫЙ, переведён на русский язык и ищется без труда. Спасибо за внимание, приятного просмотра ;)
В своё время я был потрясён фильмом Петра Зеленки "Карамазовы". "Пуговичники" появились за 11 лет до экранизации чехом романа Достоевского, но для меня они стали второй по счёту просмотренной картиной режиссёра.



Весь фильм состоит из нескольких историй, которые переплетаются между собой в финале. Во многом "Пуговичники" напоминают картину "Ночь на Земле" Джима Джармуша, которая состоит из нескольких новелл, объединённых одним чувством.

1. "Счастье из Кокуры". Первая часть повествует об американских военных лётчиках, собирающихся выполнить приказ по сбросу атомной бомбы на Японию. Пилотов играли пиндосы. Такие типичные кретины, которые обсуждают в кабине самолета всякую чушь, беспрестанно восклицая Fuck! Параллельно в классическом японском доме один из местных пытается втолковать своей семье необходимость использования мата в речи. "Скажешь fuck, и тебе становится легче, понимаешь? Fucking Weather!!" Хуёвая погода. "Но ведь это японская погода! Если тебе не нравится, то проваливай в свою Америку. С таким как ты мы войны не выиграем" - как-то так отвечает "западенцу" нормальный японский пацан! А пока в это время кретины в кабине факали, небо над Кокурой ещё сильнее сгустились тучи. Приказ изменили, и бомба улетела не на Кокуру, а на Хиросиму. С тех пор в Японии появилось выражение "счастье из Кокуры".

2. "Таксист". Прага, 1995. Чудной таксист на жёлтой "Волге" подобрал двух пассажиров. Кислого вида даму за 30 и её молодого бойфренда. После недолгих ломаний и жеманностей они высказывают общую мысль друг друга - трахнуться на заднем сидении. Таксиста присоединиться не звали, но он оказался добрым малым и не стал чинить препятствий к сношениям в своём авто. Никто, как я понял, не корчил. Крайним оказался бойфренд, который ничего не может, потому что "не жрёт мясо". Приехали, полезли в кошелёк расплатиться.
- Не надо!
- ???
- У вас же ничего не получилось :)
Ушли продолжать. Новый пассажир попался упыханный и нервный. Поехал разыскивать свою жену, которую надеяся застукать с любовником. Начал с таксистом разговор "за баб". Тот поддержал рассказом о своей замечательной жене. Приехали по адресу. Таксист одолжил рогачу липовые усы. В усах и солнечных очках мужик вломился в квартиру, где застал в кровати парочку... совершенно незнакомых людей. "Я знал, что моя жена не такая" - сообщил о результатах своей проверки таксисту. Дал фотку её. "Красивая женщина" - поддакнул таксист, вспоминая кислую тётку за 30 с молодым бойфрендом, силясь скрыть ржач. Он так и не узнал, что в квартирке, куда только что вломился рогач отымели его собственную благоверную!

3. "Привычки цивилизации". Лузер докатился до психиатра. Говорит, что не понимает, почему от него сбежала жена. Психиатр спрашивает, давно ли он мылся. Лузер вспоминает мучительно и тщетно. Психиатр заявляет, что он потерян для общества и единственная вещь, которая его спасёт - соблюдение повседневных ритуалов, так называемых "привычек цивилизации". Бриться, мыться и жить по распорядку - вот выход для всех озабоченных недоебитом и вельтшмерцем клинических безнадёг. 
А в это время девушка и парень, у которых всё в порядке с мотивацией и сексом, мило прогуливаются. Парень от большого ума решает скрасить вечерний променад ритуальным занятием - подкладыванием ключей от квартиры своей бывшей пассии на железнодорожные рельсы. Оказалось, что там кто-то своего мужика тоже подложил. Вытаскивать дядю из беды было поздно - поезд уже приближался. Ну, и проехался по нему. Девица в слёзы, парень стоически невозмутим. Погоревали-погоревали, и поехали к рок-клуб. Нахренячились там, возвращаются домой радостные. А навстречу психиатр! Взял и пшикнул себе в глаз жидкостью для борьбы с неприятным запахом в полости рта, потерял управление и машины поцеловались взасос. Девица вылетела через лобовое стекло. Кавалер бегал вокруг неё в отчаянии, а психиатр предлагал побыстрее свалить. Парень кинулся с кулаками на метросексуала, но тот как-то неудачно его толкнул и появился второй труп. Психиатр посмотрел на это дело, освежил полость рта, почистил щеточкой пиджачок, расчесался и уехал. 

4. "Последнее приличное поколение". Семьи потенциальных молодожёнов решили познакомиться. Одни пришли к другим на ужин. Понеслись разговоры о том, что "раньше всё было лучше, чем сейчас". Пообсуждали Иржи Менцеля и отсутствие мата в японском языке. Поели, выпили, пошли смотреть телек. Между тем, отлучившаяся хозяйка дома с удивлением обнаружила, что одна из пуговиц, которые используются для перетяжки мебели, оказалась оторванной. Без палева вызвала к себе мужа и спросила его об этом. Гости заметили, что хозяева тихо обсуждают что-то своё, не очень приятное. Жёнушка гостя предложила мужу самому во всём признаться, у того не хватило духу и она сказала всё сама. "ОНИ закрепляют между ягодичными мышцами зубные протезы и, выбрав момент, откусывают ими пуговицы с обивки". Они называют себя Пуговичники.

Гости "смешались" и поспешили к выходу, хозяева любезно вернули их к столу, заявив, что им нравятся все эти странности, ведь "главное - это человеческая индивидуальность". Гости и сами убедились в этом, наблюдая за тем, как чуть позже хозяин дома к костюме американского бомбардировщика "атакует военную базу" - свою жену. Фотография в рамочке на стене намекнула внимательному кинозрителю на то, что свадьбы у молодых всё-таки не будет, несмотря на то, что их предки в конечном итоге поладили.

5. "Дураки". Семейная чета уткнулась в телек. Там рассказывалось о новом грандиозном проекте США - "послать в космос сухую замороженную сперму знаменитых мужчин планеты, чтобы жизнь могла продолжаться где-нибудь в другом месте, когда на нашей планете это станет невозможным". 
Муж говорит жене, что всё это - чушь. Она, в свою очередь, заявляет ему, чтобы он не вздумал переключать канал, потому что, мол, он ни на что не способное ничтожество, которое живёт за её счёт. И сперма его даром никому не нужна. Даже на Луне. Он подыскивает, что бы этой ведьме ответить, и не находит ничего лучше, чем похвалиться своим умением метко плевать в уходящий локомотив. Баба справедливо заявляет, что он круглый дурак и его "талант" никому не нужен. Муженёк же возражает на это тем, что хоть оно может и так, но больше никто не умеет делать это лучше него.
Ведьма свирипеет и выставляет мужику в пример некоего Франко Брабеца, который, с её точки зрения, молодец, и сперма у него качественная. Муженёк колет бабу тем фактом, что у этого парня маленький член, но её голыми руками не взять - говорит, что причиндалы у Франко нормальных размеров и вообще это не главное. Муж ревнует, подозревая, что Брабец трахал его супругу, а по телеку дама говорит следующее, комментируя запуск века: "Мужчины постоянно засовывают свой член куда-то и на этот раз сюда". 
Муженёк совсем расстроился, вышел из дома и пошёл к железнодорожному полотну. Американцы запустили ракету в космос. Полежал между рельсами, не шевелясь. Поезд ушёл, мужчина почувствовал себя лучше. Катарсис.

6. "Дух американского лётчика". Чешские девочки-подростки решили устроить спиритический сеанс и вызвать духа. Получилось. Явился дух одного из пиндосов, сбросивших атомную бомбу на Хиросиму, - капитана Роберта Льюиса. Он сначала и не понял, что переместился во времени. Девочки объяснили духу, что взрыв имел ужасные последствия и уничтожил сотню тысяч человек. Льюис, оказывается и не знал, что атомные бомбы такие вредные! Ужаснулся и решил покаяться, попросив прощения у человечества в передаче на чешском радио, которую вёл папа одной из девочек. Простил его за всех не кто иной, как тот самый психиатр-метросексуал из третьей части фильма, заваливший двух молодых человек! 
Hедавно пересмотрел две самые популярные румынские картины, посвященные историческим событиям - "Даки" (1967) Серджиу Николаеску и "Господарь Влад" (1979) Дору Настасе.

 
 
Делюсь впечатлениями о них.

Начну с "Даков". Так будет вернее хронологически ;)

Действие картины происходит в начале нашей эры. Могущественный Рим стремится расширить свои владения любой ценой. На пути амбициозного императора Домициана встаёт Дакия - сравнительно небольшое государство, расположенное на склонах гор вдоль Дуная. Рим отправляет на эти земли посла по имени Север...

Так начинается история, одновременно и трагическая и героическая. Дакийский царь Децебал не принял условий, на которых римляне предлагали впредь существовать обоим государствам. Домициан же, в свою очередь, решился на "маленькую победоносную войну".

 

Ну а дальше римляне гасятся с даками. Понятно, кто победил, но снято красиво. Особенно для 60-х годов. Некий М.Иванов, рецензия которого на этот фильм расползлась по нету, как мои мысли после абсента, писал, что "Чаушеску вывел на поля сражений, наверное, всю румынскую армию". Масштабность, конечно, для тех времен была великая. România Mare! Сейчас китайцы могут больше собрать, никто ж не спорит, но по тем временам было круто.

Понравилась девушка, которая играла Меду - красивую дакийскую самку. Мари-Жозе Нат, француженка. Сейчас она либо уже старая бабка, либо её уже нет. Обидно. Красивая была в молодости.

Французов в фильм взяли, конечно, зря. Обошлись бы как-нибудь. Вон, целая армия румынская, если Иванов на наврал, неужто не из кого выбрать?! А Домициана вообще играл венгр. Стыд и срам. Венгра в кинематограф! Да еще и на роль римского императора! 

При всём при этом, если серьёзно, фильм очень понравился. Своей честностью. Ничего в нём нет надуманного, кроме французиков и венгра-императора. Историю Николаеску не переворачивает. Дакия в фильме Рим не завоёвывает. И то хорошо. Куда-ж без Рима?

Теперь "Господарь Влад".